ФЭНДОМ


98559458


ОписаниеПравить

T-34 (разг. «три́дцатьчетвёрка») — советский средний танк периода Великой Отечественной войны, выпускался серийно с 1940 года, был основным танком РККА до первой половины 1944 годa, когда на смену ему пришёл танк модификации Т-34-85. Самый массовый средний танк Второй мировой войны[2][3][4].

Разработан конструкторским бюро танкового отдела Харьковского завода № 183 под руководством М. И. Кошкина. Успешность проекта была предопределена применением новейшего, высокоэкономичного дизель-мотора авиационного типа: «В-2», благодаря которому, средний-толстобронный Т-34 унаследовал от лёгкого-тонкобронного БТ необычайно высокую удельную мощность (отношение мощности двигателя к боевой массе) обеспечившей в течении всей 2-й мировой войны, абсолютное превосходство танка Т-34 в проходимости, маневренности, подвижности, а так же весовой резерв для модернизации с учётом накапливаемого опыта боевого применения. С 1942 по 1945 годы основное крупносерийное производство Т-34 было развёрнуто на мощных машиностроительных заводах Урала и Сибири, и продолжалось в послевоенные годы. Ведущим заводом по модифицированию Т-34 являлся Уральский танковый завод № 183. Последняя модификация (Т-34-85)

Phoca thumb l tank t-34 (50)
состоит на вооружении некоторых стран и по сей день[5].

Танк Т-34 оказал огромное влияние на исход войны и на дальнейшее развитие мирового танкостроения. Благодаря совокупности своих боевых качеств Т-34 был признан многими специалистами и военными экспертами одним из лучших танков Второй мировой войны.[источник не указан 184 дня] При его создании советским конструкторам удалось найти оптимальное соотношение между основными боевыми, тактическими, баллистическими, эксплуатационными, ходовыми и технологическими характеристиками.[источник не указан 184 дня]

Танк Т-34 является самым известным советским танком и одним из самых узнаваемых символов Второй мировой войны.[источник не указан 184 дня] До настоящего времени сохранилось большое количество этих танков различных модификаций в виде памятников и музейных экспонатов.

История созданияПравить

Программа создания А-20[править | править исходный текст]Править

С 1931 года в СССР получила развитие серия лёгких колёсно-гусеничных танков «БТ», прототипом которых послужила машина американского конструктора Уолтера Кристи. В ходе серийного выпуска машины этого типа постоянно модернизировались в направлении увеличения огневой мощи, технологичности, надёжности и других параметров. К 1937 году в СССР был создан и начал серийно выпускаться танк БТ-7М с конической башней; дальнейшее развитие линейки «БТ» предусматривалось в нескольких направлениях:

  • Увеличение запаса хода путём использования дизельного двигателя (это направление привело к созданию танка БТ-7М).
  • Улучшение колёсного хода (работы группы Н. Ф. Цыганова над опытными танками БТ-ИС).
  • Усиление защищённости танка путём установки брони под значительными углами наклона (англ.)русск. при некотором увеличении её толщины. В данном направлении работала группа Н. Ф. Цыганова (экспериментальный танк БТ-СВ) и конструкторское бюро Харьковского завода.

Конструкторское бюро Танкового отдела Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ), единственного предприятия, выпускавшего танки «БТ», с декабря 1936 года возглавлял Михаил Ильич Кошкин. Первый проект, созданный под его руководством, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183[сн 1] тактико-технические требования на новый танк под индексом А-20, выглядевшие следующим образом:

:1. Тип — колёсно-гусеничный по типу танка «Кристи», с приводом на 6 колёс.
2. Боевой вес — 13—14 тонн.
3. Вооружение — 1×45-мм пушка, 3 пулемёта ДТ, огнемёт для самозащиты или 1×76-мм, 3 ДТ, огнемёт. Каждый 5-й танк должен иметь зенитную установку пулемёта.
4. Боекомплект — 130—150×45-мм или 50×76-мм снарядов, а также 2500—3000 патронов.
5. Бронирование: корпус лоб — 25, коническая башня — 20, борт, корма — 16, крыша и дно — 10 мм. Броня вся наклонная, с минимальным углом наклона броневых листов корпуса и башни 18 градусов.
6. Скорость — на гусеницах и колёсах одинаковая: максимальная 70 км/ч, минимальная 7 км/ч.
7. Экипаж — 3 человека.
8. Запас хода — 300—400 км.
9. Двигатель — БД-2 мощность 400 л. с.
10. Трансмиссия — по типу танка БТ-ИС (отбор мощности колёсного хода после бортфрикционов).
11. Подвеска — индивидуальная, в качестве рессор желательно применить торсионные пружины.
12. Установить стабилизатор выстрела «Орион» и горизонтальный стабилизатор башни системы Повалова. Установить фары для ночной стрельбы с дальностью до 1000 м.

Требования задания совмещали в себе все три направления модернизации танков «БТ».

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе Александр Александрович Морозов), а также большая группа выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Конструкторским бюро был разработан технический проект танка А-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей[6]. Конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка (в СССР уже появились материалы (марки стали), траки из которых имели достаточный ресурс), что послужило причиной возникновения предложений о создании двух вариантов танка: колёсно-гусеничного (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничного. 28 апреля 1938 года в Кремле прошло совещание Народного комиссариата обороны, на котором был рассмотрен проект нового танка. Решено было продолжить работы, но решения о типе движителя, как и о типе подвески (торсионы), принято не было.

Кроме того, появились предложения об усилении бронирования машины.

Влияние опыта Гражданской войны в Испании[править | править исходный текст]Править

Гражданская война в Испании, в которой приняли активное участие поставленные республиканскому правительству лёгкие танки Т-26 и БТ-5, показала всё усиливающуюся роль противотанковой артиллерии и насыщение ею армий развитых стран. При этом основным противотанковым оружием стали не противотанковые ружья и крупнокалиберные пулемёты, а скорострельные малокалиберные пушки калибра 25—47 мм, которые, как показала практика, легко поражали танки с противопульным бронированием, и прорыв обороны, насыщенной подобными орудиями, мог стоить больших потерь в бронетехнике.

Анализируя развитие зарубежного противотанкового оружия, главный конструктор завода № 174 С. Гинзбург писал:

«Мощность и скорострельность современных противотанковых 37-мм пушек является достаточной, чтобы сделать безуспешной атаку роты тонкобронных танков, производящуюся в строю повзводно, при условии наличия 1—2 противотанковых пушек на 200—400 м обороны фронта…»

Основу танкового парка РККА в конце 1930-х годов составляли танки серий БТ и Т-26, броневая защита которых была рассчитана самое большее на противодействие винтовочным бронебойным пулям и осколкам снарядов. Поэтому одним из направлений развития советского танкостроения стало существенное повышение бронезащиты танков от огня наиболее распространённых противотанковых средств. Практически все перспективные разрабатываемые танки должны были выдерживать огонь 37-мм противотанковой пушки, которая оказалась главным врагом советских танков в Испании. Этого можно было добиться как простым увеличением толщины брони (как минимум до 40—45 мм гомогенной или 30—40 ммцементированной брони), так и расположением бронелистов корпуса под значительными углами наклона. Также опыт Испанской войны показал желательность увеличения калибра танковых орудий как минимум до 76 мм, что позволяло значительно усилить осколочно-фугасное действие снаряда для борьбы с противотанковой артиллерией и полевыми укреплениями противника.

Инициатором усиления бронирования и вооружения нового танка выступило руководство АБТУ во главе с участником Испанской войны Д. Г. Павловым. 9 мая 1938 года прошло заседание НКО, по итогам которого было принято следующее решение:

Предложение тов. Павлова о создании заводом 183 гусеничного танка признать целесообразным с усилением бронирования в лобовой части до 30 мм. Башню танка приспособить для установки 76-мм орудия. Экипаж — 4 человека.                                                В сентябре 1938 года по итогам рассмотрения макета БТ-20 было принято решение об изготовлении трёх танков (одного колёсно-гусеничного и двух гусеничных) и одного бронекорпуса для испытаний обстрелом. К началу 1939 года КБ-24 выполнило рабочие чертежи поА-20 и начало проектирование А-20Г[сн 2]. «Г» — гусеничный, впоследствии получивший обозначение А-32.

В феврале 1939 года, на очередном заседании Комитета Обороны было принято решение о изготовление опытных образцов обоих танков и выделении на это средств. При этом по одной из версий военные, желавшие получить «кавалерийский» танк, настаивали на постройке только колёсно-гусеничного А-20, и лишь настойчивость руководителя КБ-24 М. И. Кошкина убедила комиссию в необходимости и возможности постройки обоих танков. По другой версии, требование о постройке только А-20 основывалось на том, что в жёсткие сроки конструкторы могут не справиться с постройкой двух машин, а средства и время будут потрачены напрасно.

Тем не менее, в мае 1939 года оба танка были изготовлены и начались их ходовые испытания. По результатам испытаний А-20 показал несколько лучшую подвижность при движении на колёсах, но уступил А-32 в проходимости, кроме того, возможности ходовой части А-20 не позволяли усилить бронезащиту и вооружение, тогда как на А-32 к началу совместных испытаний, установили 76-мм пушку Л-10, а толщина брони была больше на 5—10 мм и было возможно её дальнейшее увеличение.

В конце сентября 1939 года после показа А-20 и А-32 (водитель-испытатель Н. Ф. Носик) на полигоне в Кубинке руководству НКО и членам правительства было принято решение о увеличении толщины брони А-32 до 45 мм, после чего начались ходовые испытания танка А-32, догруженного балластом (при этом на танке была установлена башня от А-20 с 45-мм пушкой). «Броня толста, как шматок украинского сала», — шутили конструкторы на ХПЗ[7]19 декабря на заседании Комитета обороны, по результатам испытаний А-32, было принято постановление № 443, которое предписывало:

КОМИТЕТ ОБОРОНЫ при СНК Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЕТ::Принять на вооружение РККА:

Танк Т-32 — гусеничный, с дизель-мотором В-2, изготовленный заводом № 183 Наркомсреднемашпрома, со следующими изменениями:
а) увеличить толщину основных бронелистов до 45 мм;
б) улучшить обзорность из танка;
в) установить на танк Т-32 следующее вооружение:
1) пушку Ф-32 калибра 76 мм, спаренную с пулемётом калибра 7,62 мм;
2) отдельный пулемёт у радиста — калибра 7,62 мм;
3) отдельный пулемёт калибра 7,62 мм;
4) зенитный пулемёт калибра 7,62 мм.
Присвоить указанному танку название Т-34.

К марту 1940 года завод должен был построить два танка и закончить их заводские испытания.

Предсерийные танки А-34 № 1 и А-34 № 2[править | править исходный текст]Править

В ночь с 5 на 6 марта 1940 года танк № 1 (водитель испытатель Н. Ф. Носик) и танк № 2 (водитель-испытатель И. Г. Битенский или В. Дюканов) без вооружения, закамуфлированные до неузнаваемости, а также два тяжёлых гусеничных артиллерийских тягача «Ворошиловец» в обстановке строжайшей секретности направились своим ходом из Харькова в Москву (750 км) вне дорог общего пользования. В связи с поломкой танка № 2 под Белгородом (обрыв главного фрикциона) колонна разделилась. Танк № 1 прибыл 12 марта на подмосковный машиностроительный завод № 37, город Серпухов, где его вместе с позднее прибывшим танком № 2 подремонтировали. В ночь на 17 марта оба танка прибыли на Ивановскую площадь Кремля для демонстрации руководителям партии и правительства.[8]

31 марта 1940 года был подписан протокол Государственного Комитета Обороны о серийном производстве танка А-34 (Т-34) на заводе № 183. Общий план выпуска на 1940 год устанавливался в 200 машин, с 1942 СТЗ и ХПЗ должны были полностью перейти на выпуск Т-34 с планом 2000 танков в год.                                                                                                        Приказ о постановке Т-34 в серийное производство был подписан Комитетом Обороны 31 марта 1940 года, в принятом протоколе предписывалось немедленно поставить его на производство на заводах № 183 и СТЗ. Заводу № 183 предписывалось изготовить первую опытную партию из 10 танков к первым числам июля[9]. После окончания испытаний двух прототипов, был принят план производства, предусматривавший производство в 1940 году 150 машин, который к 7 июня был увеличен до 600 машин, 500 из которых должен был поставить завод № 183, тогда как остальные 100 — СТЗ[10]. Из-за задержек с поставками комплектующих, в июне на заводе № 183 были собраны только четыре машины, выпуск танков на СТЗ ещё более задерживался[11]. Хотя к осени темпы производства удалось поднять, они всё ещё значительно отставали от плана и задерживались нехваткой комплектующих, так, в октябре из-за отсутствия пушек Л-11 военной комиссией был принят лишь один танк[12]. Производство Т-34 на СТЗ ещё более задерживалось. В течение всего 1940 года велась работа по приспособлению к серийному производству изначально сложного и нетехнологичного танка, но несмотря на это, в течение 1940 года, были изготовлены, по разным данным, всего лишь от 97 до 117 машин[13]. В течение осени 1940 года в конструкцию Т-34 был внесён и ряд более крупных изменений, таких как установка более мощной пушки Ф-34, также на Мариупольском металлургическом заводе им. Ильича были разработаны литая и штампованная башни.

Начало серийного производства Т-34 явилось завершающим этапом трёхлетней работы советских танкостроителей по созданию принципиально новой боевой машины. В 1940—1945 годах постоянно наращивался объём выпуска «тридцатьчетвёрок», при этом сокращались трудозатраты и стоимость. Так, за время войны трудоёмкость изготовления одного танка сократилась в 2,4 раза (в том числе бронекорпуса — в 5 раз, дизеля — в 2,5 раза)[14], а стоимость — почти вдвое (с 270 000 руб. в 1941 г. до 142 000 руб. в 1945 г.)[15].